Всё по Оруэллу...

Конец мая 2017-го года. Билайн рассылает своим абонентам письма о том, что "жить стало ещё лучше, жить стало ещё веселее". В строгом соответствии с романом Оруэлла "1984". Конкретный пример:

Абонент, здравствуйте! Сейчас вы пользуетесь архивным тарифным планом "Добро пожаловать 2015". В рамках обновления старых тарифов 29 мая он закроется и изменится на "Ноль сомнений III". Не стоит волноваться: вы останетесь на связи, а ваши номер, баланс и все нужные услуги сохранятся.

– Какой тариф у меня будет?
– Мы подобрали специальный тариф "Ноль сомнений III" с учётом ваших трат и потребностей. Вам не придётся менять привычки в общении. 

– Зачем вы закрываете старые тарифы?
– Чтобы повысить качество обслуживания и сделать наши тарифы по-настоящему простыми и понятными для вас. Ведь чем меньше архивных тарифов и разнообразных условий, тем легче в них разобраться и вам, и нашим операторам. 

В том же жизнеутверждающем ключе цитата по ссылке, откопанной мною на сайте Билайна: "Чтобы улучшить качество обслуживания для клиентов «Билайн», мы продолжаем сокращать устаревшие, дорогие и потому невостребованные тарифные планы, а также неактуальные услуги." Ага, как же!

На тарифном плане "Добро пожаловать 2015" абоненты платили 0,5 руб./мин. за все звонки по региону приписки, SMS-ка стоила 1.5 рубля, 2 гига интернета - 90 рублей в месяц. ВСЁ! Где тут сложные условия, в которых не под силу разобраться как абонентам, так и операторам техподдержки?

На новом (не представленном на официальном сайте) тарифе "Ноль сомнений III" абоненты будут платить за те же местные звонки ровно вдвое дороже, а одна никчёмная местная SMS-ка в 70 знакомест будет стоить 2 рубля. Набрали 71 символ – отдайте 4 рубля. При том что на современных тарифах стоимость SMS снизилась практически до нуля – каковой она и должна быть с учётом наличия уймы мессенджеров и прочих возможностей отправить сообщение по предоплаченному уже интернету! Пример типовой расценки от МТС – 600 SMS в подарок к шестистам минутам звонков и четырём гигабайтам трафика в месяц за 300 рублей. У Мегафона на некоторых популярных корпоративных планах так вообще по полторы тысячи SMS в месяц – такое ощущение, что сотрудников компаний провоцируют всё рабочее время тратить на SMS-переписку!

И это удорожание в два раза называется "мы продолжаем сокращать устаревшие, дорогие и потому невостребованные тарифные планы"!

Как там у Оруэлла?

Уинстон набрал на телекране «задние числа» — затребовал старые выпуски «Таймс»; через несколько минут их уже вытолкнула пневматическая труба. На листках были указаны газетные статьи и сообщения, которые по той или иной причине требовалось изменить или, выражаясь официальным языком, уточнить. Например, [...] в сегодняшнем выпуске напечатаны данные о фактическом производстве, и оказалось, что прогноз был совершенно неверен. Не далее как в феврале министерство изобилия обещало (категорически утверждало, по официальному выражению), что в 1984 году норму выдачи шоколада не уменьшат. На самом деле, как было известно и самому Уинстону, в конце нынешней недели норму собирались уменьшить с 30 до 20 граммов. Ему надо было просто заменить старое обещание предуведомлением, что в апреле норму, возможно, придется сократить.
Выполнив первые три задачи, Уинстон скрепил исправленные варианты, вынутые из речеписа, с соответствующими выпусками газеты и отправил в пневматическую трубу. Затем почти бессознательным движением скомкал полученные листки и собственные заметки, сделанные во время работы, и сунул в гнездо памяти для предания их огню.
Что происходило в невидимом лабиринте, к которому вели пневматические трубы, он в точности не знал, имел лишь общее представление. Когда все поправки к данному номеру газеты будут собраны и сверены, номер напечатают заново, старый экземпляр уничтожат и вместо него подошьют исправленный. В этот процесс непрерывного изменения вовлечены не только газеты, но и книги, журналы, брошюры, плакаты, листовки, фильмы, фонограммы, карикатуры, фотографии — все виды литературы и документов, которые могли бы иметь политическое или идеологическое значение. Ежедневно и чуть ли не ежеминутно прошлое подгонялось под настоящее. Поэтому документами можно было подтвердить верность любого предсказания партии; ни единого известия, ни единого мнения, противоречащего нуждам дня, не существовало в записях. Историю, как старый пергамент, выскабливали начисто и писали заново — столько раз, сколько нужно. И не было никакого способа доказать потом подделку.
В самой большой секции документального отдела — она была гораздо больше той, где трудился Уинстон, — работали люди, чьей единственной задачей было выискивать и собирать все экземпляры газет, книг и других изданий, подлежащих уничтожению и замене. Номер «Таймс», который из-за политических переналадок и ошибочных пророчеств Старшего Брата перепечатывался, быть может, десяток раз, все равно датирован в подшивке прежним числом, и нет в природе ни единого опровергающего экземпляра. Книги тоже переписывались снова и снова и выходили без упоминания о том, что они переиначены. Даже в заказах, получаемых Уинстоном и уничтожаемых сразу после выполнения, не было и намека на то, что требуется подделка: речь шла только об ошибках, искаженных цитатах, оговорках, опечатках, которые надо устранить в интересах точности.
А в общем, думал он, перекраивая арифметику министерства изобилия, это даже не подлог. Просто замена одного вздора другим. Материал твой по большей части вообще не имеет отношения к действительному миру — даже такого, какое содержит в себе откровенная ложь. Статистика в первоначальном виде — такая же фантазия, как и в исправленном. Чаще всего требуется, чтобы ты высасывал ее из пальца. Например, министерство изобилия предполагало выпустить в 4-м квартале 145 миллионов пар обуви. Сообщают, что реально произведено 62 миллиона. Уинстон же, переписывая прогноз, уменьшил плановую цифру до 57 миллионов, чтобы план, как всегда, оказался перевыполненным. Во всяком случае, 62 миллиона ничуть не ближе к истине, чем 57 миллионов или 145. Весьма вероятно, что обуви вообще не произвели. Еще вероятнее, что никто не знает, сколько ее произвели, и, главное, не желает знать. Известно только одно: каждый квартал на бумаге производят астрономическое количество обуви, между тем как половина населения Океании ходит босиком. То же самое — с любым документированным фактом, крупным и мелким.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Выбор программы резервного копирования

Acronis Backup for PC – обман!